«Нет возможности скрываться с одной ногой». Тринадцать афганцев освободили в петербургском суде, но

«Нет возможности скрываться с одной ногой». Тринадцать афганцев освободили в петербургском суде, но
12

Кировский районный суд сегодня, 13 февраля, вынес приговор афганской журналистке Кобре Хассани и одиннадцати ее соотечественникам за попытку нелегально уплыть из России в Евросоюз через Большой порт Петербурга. Всем им назначили по два года колонии-поселения и, поскольку они уже отбыли наказание в СИЗО, отпустили в зале суда.

Ещё двух человек, афганца и белоруса, осудили за организацию этой авантюры. Самое серьезное наказание получил Александр Мацулевич, которому вменили также дачу взятки начальнику погранслужбы ФСБ в особо крупном размере. Он получил четыре года колонии строгого режима (обвинение запрашивало десять лет). А афганца, которого обвиняли в помощи ему, приговорили к такому же сроку, как большинство (к двум годам колонии-поселения), и отпустили в зале суда. Всем фигурантам грозит депортация в Афганистан.

Мы довольны решением судьи, оно гуманное. Теперь нам необходимо разобраться с депортацией, решение о которой принято по административному делу о нелегальном нахождении в России, — рассказала «Фонтанке» адвокат Кобры Хассани Елена Фадеева.

14 февраля должен состояться суд по продлению содержания Кобры Хассани в Центре временного содержания иностранных граждан (ЦВСИГ). В этот центр помещают тех, кого планируют депортировать из России. Однако девушка, как и остальные фигуранты дела, находится там уже больше 180 дней — это установленный законом максимальный срок содержания в ЦВСИГ. Защита намерена добиться полного освобождения Кобры и не допустить её депортации в Афганистан. Девушка могла бы уехать к родственникам в другие страны. Например, ее сестра живет в Австралии.

«Она была уверена, что это законно».

Судебный процесс по делу о попытке незаконно пересечь границу в составе группы лиц по предварительному сговору (ч. 3 ст. 322, ч. 3 ст. 30 УК РФ) длился с октября 2023 года. На его фигурантов надели наручники ещё в мае 2022-го, на стоянке недалеко от Большого порта: сотрудники ФСБ задержали автобус с желающими уехать в Евросоюз, а вместе с ними и тех, кто контролировал процесс, наблюдая со стороны. Половина задержанных пробыла в СИЗО всё это время, то есть чуть меньше двух лет. Остальные находились в изоляторах первые месяцы (например, Кобра Хассани провела там год), а потом были переведены в Центр временного содержания иностранных граждан (ЦВСИГ) Красного Села.

Большинство пошли на сотрудничество со следствием и признали себя виновными, хотя и в один голос говорили, что рассчитывали на легальную поездку в Европу без каких-либо проблем. Свою вину не признал афганец, которому вменили координацию незаконной схемы, — Ахмад Валид Гулам Джелани. Адвокат мужчины настаивала на том, что его роль в сложившейся ситуации не доказана. Полного оправдания добивалась и Кобра Хассани вместе со своими адвокатами: они акцентировали внимание на том, что девушка оказалась в России случайно и была введена в заблуждение. Все остальные беглецы жили в разных городах нашей страны давно, работали и учились здесь, некоторые состоят в браке с гражданами Российской Федерации. Их привезли к Большому порту Петербурга двумя группами: восьмерых (считая Кобру) — из Москвы, ещё четверых — из Екатеринбурга.

Кобра Хассани жила в Афганистане до осени 2021 года, до того, как там установилась власть талибов*. В Кабуле она занималась журналистикой, предпринимательством и отстаивала права женщин. После вывода американских войск из Афганистана и прихода к власти радикальных исламистов она раскритиковала новый режим и была твёрдо намерена бежать. Сначала она уехала в Таджикистан, а потом на территорию Украины, где поступила учиться на англоязычную программу Киевского государственного университета. После начала СВО девушка захотела уехать в более безопасное место — к своему молодому человеку, тоже родом из Афганистана, в Германию. Она нашла водителя, который был готов ей в этом помочь. Но по неизвестной причине он повёз её из Украины не на территорию ЕС, в Польшу, а в Россию через ЛНР. Кобра поняла это не сразу, поскольку совсем не знала русского языка. Так она оказалась в Москве и уже там пыталась найти новые варианты добраться до Евросоюза — и ввязалась в новые неприятности, которые и стали основанием для уголовного дела.

— О характере и способе переправки Кобра не знала, она была уверена, что это законно. Фактически она стала жертвой обмана, — подчеркнула Фадеева.

Защита Кобры Хассани настаивала, что доказательства вины девушки опираются в основном на данные ФСБ и показания её сотрудников, а также на слова фигурантов дела, которые признали свою вину, сотрудничали со следствием и тем самым пытались смягчить свою участь. Адвокат Елена Фадеева называла доказанным только факт обращения девушки за услугой по переправке в Евросоюз.

— Просим оправдать Кобру Хассани и признать за ней право на реабилитацию, — обращалась к судье Елена Фадеева во время прений.

Белорус Александр Мацулевич, которого признали виновным в организации нелегальной схемы побега в ЕС и попытке всучить пограничникам большую взятку, к концу судебного процесса полностью признал свою вину. Однако его адвокаты отметили, что дело было расследовано недостаточно тщательно, на их взгляд, из-за чего многие соучастники схемы не установлены, не задержаны и не наказаны, хотя во время следствия были даны показания против них. Защита просила переквалифицировать обвинение Мацулевича и назначить ему наказание ниже низшего.

— Я прошу прощения у всех, — сказал Мацулевич во время своего последнего слова.

Назад, к талибам*

Для многих обвинительный приговор означает депортацию в Афганистан, где их может ждать смертельная опасность.

Ещё в мае 2023 года Кировский районный суд постановил депортировать Кобру Хассани в Афганистан из-за нелегального нахождения в России. Препятствием для этого был только уголовный процесс. Сейчас защита Хассани намерена оспорить решение о депортации в кассационном суде.

— До того, как талибы* захватили власть, я нормально жила в Афганистане и работала. Здесь я совершила преступление, которое не хотела совершать, меня обманывали. Я всё осознала, прошу прощения, — сказала Хассани в своём последнем слове.

Адвокаты девушки уверены, что в Афганистане ей грозит опасность, потому что её образ жизни противоречит идеологии «Талибана»*. В повседневности она даже не носит хиджаб, ведёт себя абсолютно светским образом, в согласии с ценностями свободы и прав человека. Талибы* же предписывают женщинам носить бурку (одеяние, закрывающее даже глаза), находиться дома, отказываться от работы и образования, действует запрет на общение с посторонними мужчинами (в том числе врачами). Для непослушных и недовольных предусмотрены суровые меры наказания, вплоть до смертной казни. По данным ООН, к уязвимым категориям в Афганистане относятся и журналисты: есть свидетельства о многочисленных задержаниях и нападениях на сотрудников СМИ с участием представителей «Талибана»*.

Верховный комиссар ООН по правам человека ещё в августе 2021 года призвала все страны содействовать женщинам и журналистам из Афганистана, которые хотят покинуть его: предоставить им убежище, необходимую помощь и официальный статус. Кроме этого, рекомендовано прекратить их депортацию в Афганистан.

У одного убили отца, другому — отстрелили ногу.

Во время прений и выступлений с последним словом в суде стали известны в общих чертах истории и других фигурантов дела.

Ахмад Валид Гулам Джелани, которого суд признал виновным в координации нелегальной поездки, больше восьми лет жил в Москве, получил вид на жительство. Его отец — гражданин России, живёт в столице вместе с семьёй. Ахмад женат на россиянке: прокуратура назвала этот брак «фиктивным», защита же настаивала на том, что он по любви, и просила не оскорблять подсудимого.

По версии следствия, именно в Москве Кобра Хассани нашла Гулама Джелани и договорилась с ним об участии в незаконной схеме. Одновременно с этим мужчина якобы координировал и других участников побега. Защита же настаивала, что Ахмад и Кобра просто познакомились в кафе. Никого из остальных участников процесса он якобы даже не знал: только разговаривал по телефону с неким Александром, чей голос похож на голос Александра Мацулевича.

— Я не был организатором, прошу не судить меня строго, — сказал Гулам Джелани во время своего последнего слова.

По версии адвоката, Ахмад узнал, что Кобра оказалась в России вопреки своей воле, и просто хотел помочь ей добраться до Европы. Для этого он позвонил по телефону, который у него был записан как сервис помощи в переезде в ЕС. А после — рассказал Кобре о том, что можно делать дальше, но не настаивал, утверждала защита. Когда девушка отправилась в Петербург вместе с группой афганцев, заинтересованных в эмиграции, Ахмад тоже поехал туда, чтобы проконтролировать: всё ли у неё в порядке. По пути в морской порт он тоже следовал за Коброй и наблюдал со стороны. Защита уверена: обвинение не потрудилось доказать ни фактическую вину Гулама Джелани, ни предварительный сговор участников поездки, ни их умысел на пересечение границы.

— Согласно презумпции невиновности, приговор не может быть основан на предположении. Мы считаем, что обвинение должно быть переквалифицировано. Больше того, имеют место нарушения, которые должны быть основанием для возвращения дела на пересмотр прокурору, — говорила адвокат Гулама Джелани.

Музыкант Рахим Джан Мангал учился в Уральском федеральном университете в Екатеринбурге на экономиста, параллельно изучал русский язык. Из Афганистана ему пришлось уехать из соображений безопасности. Ещё когда он был ребёнком, талибы* стреляли ему по ногам, в результате одну ногу пришлось ампутировать и заменить протезом, рассказала его адвокат. Двое его братьев погибли. На родине Рахим был известен как музыкант, получил статус народного эстрадного певца Афганистана. Сейчас некоторые его композиции можно найти на YouTube. Во время учёбы в российском университете мужчине уже предлагали нелегально уехать в Евросоюз через Украину, однако он на это не согласился. Защита считает это одним из доказательств его законопослушности.

Во время своего последнего слова Рахим рассказал, что при переезде в Россию мечтал перевезти сюда своих детей, чтобы обеспечить им безопасность. Он скучает по ним, но возвращаться в Афганистан слишком опасно.

— Я бы хотел, чтобы суд не ограничивал мою свободу и позволил мне уехать из России в третью страну, не в Афганистан. У меня нет одной ноги, у меня нет физической возможности скрываться от талибов* в горах. А они могут искать меня как последнего мужчину в семье, — сказал, обращаясь к судье, Мангал (его слова во время заседания перевел на русский язык специалист).

Фирдаус Руг считает для себя потенциальное возвращение в Афганистан смертельно опасным. Талибы* убили его отца, — рассказал его защитник. Молодой человек приехал в Россию, чтобы получить высшее образование. Он также попробовал запросить временное убежище в России, а во время судебного процесса пожертвовал на благотворительность 20 тысяч рублей, чтобы загладить свою вину перед обществом.

— Очень сожалею, что так сложилось. Все люди совершают ошибки. Прошу прощения у всех. Прошу дать мне возможность жить в России, у меня в Афганистане никого не осталось. Мои брат и отец служили при предыдущем правительстве, поэтому моей жизни угрожает опасность, — сказал Руг во время последнего слова (переведено специалистом).

Рафиуддин Мирадж был задержан вместе с братом Эмамуддином. Оба они женаты на гражданках России, имели вид на жительство. Эмамуддин воспитывал вместе с супругой её дочь от предыдущего брака. Женщина приходила в суд, чтобы дать показания в его защиту.

Рафиуддин учился в Липецком педагогическом университете, но был вынужден бросить учебу после изменения политической обстановки в Афганистане: семья больше не имела возможности ему помогать. Переехал в Иваново, где работал грузчиком. По мнению адвоката, ввязался в сомнительную схему побега в ЕС вслед за своим братом.

Муртаза Афраз работал России, чтобы помогать больному отцу, у которого проблемы со зрением.

Другие фигуранты во время своих выступлений просили прощения у государства и общества, давали обещание не совершать подобных проступков впредь и просили не депортировать их в Афганистан.

Адвокаты многих из них предлагали судье вынести приговор, который бы позволил отпустить их за вычетом отбытого в СИЗО. Некоторые просили о колонии-поселении или другом максимально мягком по возможности приговоре.

— Обществу не мог быть нанесен никакой вред в результате таких действий. Большинство из них были бы вынуждены уехать из России и так, — предположил в своей речи адвокат Александра Мацулевича.

* «Талибан» признан террористической организацией и запрещен в России.

Анна Мотовилова.


Источник: news.mail.ru

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Top.Mail.Ru Яндекс.Метрика