Пример HTML-страницы

Отдаться работе: чем харассмент отличается от служебного романа

Отдаться работе: чем харассмент отличается от служебного романа

Россиянки стали чаще жаловаться на приставания со стороны коллег. Поначалу сотрудникам сложно определить, что прячется за поведением товарища по работе — обычное дружелюбие или агрессивное, напористое поведение. Только когда назойливый кавалер начинает переходить границы, жизнь превращается в настоящий кошмар. Чем харассмент отличается от обычных ухаживаний и почему мужчины предпочитают скрывать подобные проблемы — в материале «Известий».

Невиноватая я

О том, что назойливое внимание коллег становится для россиян болезненной темой, свидетельствуют результаты опроса ресурса SuperJob. По данным исследования, с сексуальными домогательствами со стороны начальников сталкивались 5% опрошенных, а приставания со стороны коллег досаждали 7% сотрудников.

— Само слово «харассмент» означает приставание. Часто его трактуют исключительно с позиции сексуальных домогательств на рабочем месте. Однако приставание может заключаться также в любом физическом нападении, угрозах, запугиваниях, оскорблениях, унижении, распространении лжи не только на службе, — разъясняет психолог Олеся Маряева.

Юрист «Зарплаты.ру» Екатерина Дикович отмечает, что понятие харассмента в российском законодательстве пока еще не урегулировано. Следовательно, отсутствует и определение подобного вида домогательства, а также санкция за его совершение.

— В Европейской социальной хартии, принятой в Страсбурге в 1996 году, в статье 26 устанавливается запрет и на совершение так называемых сексуальных домогательств на рабочем месте, а странам-участницам предписывается содействовать разъяснительной работе и информированию по вопросам таких домогательств, их предотвращению и принимать все необходимые меры для защиты работников от такого поведения, — рассказывает Дикович.

По словам эксперта, хартия ратифицирована РФ — федеральным законом от 3 июня 2009 года. Однако не все положения международного документа были признаны нашей страной в качестве обязательных.

— С точки зрения закона харассмент в России не является преступлением, само понятие не прописано в нашем законодательстве. Однако УК РФ содержит статью 133 «Понуждение к действиям сексуального характера», но санкции по ней невелики. Максимальное наказание — лишение свободы на срок до года. Причем в реальности подобные дела рассматриваются редко. Крайне тяжело доказать что-либо в ситуации, когда не было прямого насилия и всё ограничивалось приставаниями, — поясняет Виктория Данильченко, председатель Московской коллегии адвокатов.

НовостьОпрос показал, что половина мужчин не считают «нет» от женщины отказом

По словам Екатерины Дикович, для подтверждения факта сексуальных домогательств необходимы, например, показания свидетелей, аудио- и видеозаписи. Доказательствами по делу являются именно полученные в предусмотренном законом порядке сведения о конкретных фактах. На их основе суд устанавливает требования и возражения сторон, а также изучает обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения и разрешения дела. Ситуация осложняется тем, что в нашей стране жертвы харассмента не торопятся афишировать факты. Виктория Данильченко сетует, что гораздо проще перейти в другой отдел компании или на крайний случай уволиться, чем обивать пороги правоохранительных органов в поисках управы на назойливых коллег.

— Некоторые работники выходом из ситуации видят обращение к вышестоящему начальству, но и там тоже не всегда получают поддержку. В лучшем случае дело заканчивается переводом на другое место работы. Редко — выговором обидчику, штрафом или увольнением, — продолжает Виктория Данильченко.

Существуют и другие варианты. По словам эксперта, в крупных, особенно международных компаниях избавиться от подобных проблем пытаются с помощью службы внутренней безопасности и внутренних документов, например кодекса этики. Но это скорее исключение, чем правило. В итоге сексуальные домогательства на работе — распространенное явление. Чаще всего главной причиной является безграничная власть руководства над подчиненным.

А вас я попрошу остаться

Сексолог, психотерапевт Алексей Вилков подчеркивает, что харассмент отличается от обычных знаков внимания и привычного ухаживания именно элементом принуждения. Например, мужчина использует неуместные шутки, какой-либо сексуальный подтекст, прикосновения, тем самым нарушая личные границы девушки. Причем всё это делается без ее согласия и желания.

Такая тенденция имеет вектор усиления, поэтому тягостно влияет на самочувствие — уменьшается работоспособность, появляется дискомфорт, ухудшается настроение, в целом женщина испытывает негативные эмоции. А если мужчина еще и выше по должности, то здесь имеет место фактор власти. Это позволяет ему проявлять особые знаки внимания, вызывающие у женщины еще больший дискомфорт.

Алексей Вилков

Эксперт отмечает, что в целом элементы харассмента были и в прошлом, но именно в последние годы это явление у всех на слуху. Стало модным обсуждать приставания и просить помощи публично. Это раньше девушки терпели, меняли работу, жаловались мужьям либо пресекали неприятное явление, охраняя свои личностные границы.

— В последние годы оказалось, что на приставаниях можно сделать имя, устроив громкий пиар, либо отсудить некоторую сумму. Так это делается за рубежом. В этом плане и мышление россиянок стало более западным — многие девушки под страхом огласки и сами могут манипулировать руководителями, — продолжает Алексей Вилков.

Психолог Олеся Маряева обращает внимание на то, что после того как в мире начался бум с обвинениями в харассменте публичных лиц, в интернет-пространстве участились разговоры о том, что, мол, теперь женщинам на работе нельзя сделать комплимент. По мнению эксперта, это не совсем так.

Есть признаки, по которым мы можем отличать ухаживания от приставаний. Первый и самый важный — абсолютное согласие того, на кого направлено внимание. Если человек говорит, что ему не хотелось бы слышать от вас комплименты или он не намерен принимать ухаживания, то всё: дальше начинается красная линия, за которую нельзя заходить.

Олеся Маряева

Тем не менее психолог советует быть внимательными: иногда за флирт принимается обычная вежливость. Например, мужчина воспитан так, что обязательно пропустит даму вперед, придержит дверь, поможет надеть пальто. Если женщина не привыкла к подобному обращению, то может истолковать эти знаки внимания по-своему.

НовостьПочему учительниц травят за видео в тиктоке и инстаграме

— Еще один признак — равенство партнеров. Если знаки внимания оказывает начальник, это всегда намного сложнее оборвать. Большинству из нас не хотелось бы терять работу, а трудовое законодательство в этом вопросе не очень совершенно. Часто девушки просто боятся возразить руководителю. Поэтому любые ухаживания тех, кто выше по званию, могут быть отнесены к нежелательным, — предостерегает эксперт.

Если ухаживания на работе неприемлемы, то психолог советует использовать возможность прекратить с коллегой любые контакты, кроме рабочих. Для человека важно знать, что он может на любом этапе отказаться от назойливого внимания, и это не повлечет никаких негативных последствий. Олеся Маряева рекомендует знать, что харассмент — это далеко не всегда свидетельство сексуального влечения.

— Это больше демонстрация силы. Харассмент дает агрессору ощущение власти над жертвой, чувство собственного превосходства и безнаказанности. Поэтому чаще всего преследователь и жертва состоят в иерархических отношениях, — продолжает психолог.

Для противостояния навязчивым ухаживаниям сексолог Вилков также рекомендует в самом начале пресекать подобные явления, обозначать, что это неприятно и неприемлемо. Необходимо обозначать свои личные границы, чтобы не давать повода к двусмысленности и противоречию, не отвечать флиртом на флирт. Отсутствие четкого ответа, по словам Алексея Вилкова, мужчина порой ошибочно воспринимает как согласие. В таком случае он считает, что девушка не против фривольных отношений. Тем самым харассмент усугубляется, причиняя еще больше страданий жертве. Если же сотрудница ведет себя строго по протоколу, формально, соблюдая деловой этикет и деловые рамки общения, то видно, что она оберегает свои границы. Тогда все попытки харассмента будут обречены на провал.

Психолог Олеся Маряева советует прямо сказать: «Подобные действия (разговоры) мне неприятны. Пожалуйста, давайте больше не будем касаться этой темы». Но говорить об этом надо с серьезным выражением лица. Никаких улыбок, попыток свести к шутке, извинений за непокорность.

Чем четче и серьезнее вы говорите, тем меньше оставляете иллюзий у того, кто к вам пристает словом или делом. Если разговор не помог, постарайтесь собрать доказательства. Запишите на диктофон все угрозы и непристойности, которые вам адресованы.

Олеся Маряева

С этим материалом психолог советует идти к вышестоящему начальству. Обычно в организациях подобные ситуации не очень-то жалуют. Помимо всех морально-этических аспектов такие явления сильно снижают эффективность работы. Адекватный руководитель захочет урегулировать конфликт. Вот если в администрации не помогли, тогда имеет смысл обращаться к адвокату или в полицию.

— Да, вполне вероятно, что вы можете потерять работу после обнародования фактов. Но другое место всегда можно найти, а вот бесконечно терпеть унижения нельзя. Тем более что оставаясь долгое время безнаказанным, агрессор может перейти к более серьезным действиям, — говорит Олеся Маряева.

Ищите женщину

Часть соискателей даже пытается действовать на перехват: в резюме высококвалифицированных работников уже появляются пункты о недопустимости харассмента на рабочем месте. Пусть такие пометки встречаются очень редко, но все-таки они есть. В основном эту информацию указывают женщины в разделе «Обо мне», поясняет PR-менеджер «Зарплаты.ру» Татьяна Старостина.

По данным исследования SuperJob, женщин, пострадавших от харассмента, исходящего от руководителей — 8% опрошенных, а уставших от назойливого внимания сослуживцев — 11%. А вот мужчины с сексуальной агрессией со стороны начальства и коллег сталкивались реже — соответственно 3 и 4%.

Психолог Олеся Маряева отмечает, что в нашей культуре мужчине сложнее признаться в навязчивом внимании: его, скорее всего, просто засмеют. Поэтому представители сильного пола пытаются разрулить всё сами и практически никогда и никому об этом не рассказывают. Сексолог Алексей Вилков подчеркивает: мужчины не только не афишируют подобные факты, но иногда и не придают особого значения такому явлению. Они не настолько болезненно, как женщины, переживают домогательства и способны быстрее и решительнее реагировать на неприятное явление.

Тем не менее специалисты рекрутинговой платформы считают, что любой вид харассмента на работе не является нормой, его не должно быть в принципе. По сути соискатель и не должен выставлять дополнительные границы, но тем не менее люди предпочитают подстраховаться.

— Иногда соискатели описывают личностные характеристики с указанием физической слабости и предрасположенности к истощению нервной системы. А в дополнительных пожеланиях к рабочему месту отмечают желание работать в доброжелательной атмосфере без конфликтных людей и интриганов, в обстановке, не предусматривающей крика, скандалов, насилия, — говорит Татьяна Старостина.

Некоторые соискатели даже указывают, что могут работать в любом рабочем режиме и выполнять разные поручения, но не приемлют даже намека на харассмент на работе и даже предупреждают, что могут дать отпор. Порой в резюме менеджеров по персоналу присутствуют в том числе указания на прохождение курсов или тренингов по профилактике жестокости и насилия. Особенно если речь идет о соискателях, которые имеют психологическое образование либо опыт работы в организациях по соцзащите. Эти навыки, несомненно, полезны для специалиста по работе с персоналом и пригодятся, если в рабочем коллективе возникнет нежелательная ситуация, подчеркивает Старостина.

В любом случае сексолог советует по возможности не смешивать профессиональное и личное общение. А интуиция и сердце помогут отличить манипуляции от настоящих чувств.


Источник: news.mail.ru
12:00
49
Нет комментариев. Ваш будет первым!