Пример HTML-страницы

Как решить проблему молодежной безработицы

Как решить проблему молодежной безработицы

Но не будем забывать, что этот показатель отражает общий уровень, ту самую пресловутую «среднюю температуру по больнице». Так, по данным Росстата, безработица среди молодых людей 15−19 лет составляет уже 27,2 процента, то есть выше среднего в четыре с лишним раза. Из постоянно работающих в этой возрастной группе почти половина задействованы в неформальном секторе. Это свидетельствует, что компании слабо заинтересованы трудоустраивать подростков.

Тем не менее, автор проекта «20 идей по развитию России» Дмитрий Давыдов уверен, что улучшить положение можно за счет сокращения ненужных препятствий и благодаря внедрению дополнительных стимулов.

Одним из факторов молодежной безработицы он считает отрыв среднего специального образования от реалий сегодняшнего дня: для тысяч молодых людей оно не приносит практической пользы, и по статистике более 38 процентов выпускников колледжей не имеют работы, по крайней мере, связанной с полученной профессией.

А невостребованность на рынке труда, чувство ненужности толкает подростков в криминальные сферы: по данным СК, за 11 месяцев 2021 года направлено в суд 7 761 уголовное дело о преступлениях, совершенных несовершеннолетними. Другая сторона «медали» — попытки суицида. За первую половину 2021 года в стране было зафиксировано 3 064 попытки самоубийств и завершенных суицида, это на 43 процента больше, чем в 2020-м. Очевидно, что ситуация требует решительных совместных действий государства и бизнеса.

Источник: lookstudio/Freepik

На своем портале 20idei.ru Дмитрий Давыдов рассказывает об опыте других стран в вовлечении молодежи в трудовую сферу. Страны Европы делают ставку на дуальное образование. «Золотым стандартом» в этой области считается швейцарская модель. Уже двадцать лет там действует Закон о профессиональном обучении, обязывающий региональные власти поддерживать трудоустройство подростков, получивших базовое образование, и обеспечивать условия для компаний по созданию специальных ученических рабочих мест. Немаловажно, что для бизнеса выгодно привлекать подростков к работе: благодаря налоговым льготам и прочим послаблениям «экономия» от трудоустройства одного несовершеннолетнего составляет около трех тысяч швейцарских франков в год. Две трети школьников в возрасте 14−15 лет идут работать в разные сферы, и к концу обучения становятся уже готовыми специалистами.

Аналогичная картина в Новой Зеландии, где государственные органы компенсируют бизнесу затраты на обучение стажера и даже помогают компаниям искать кандидата на имеющуюся вакансию. Причем подростки в этих странах могут трудоустраиваться с 13 лет, просто для такого возраста меньше выбор профессий. И, как следствие, уровень молодежной безработицы там не сравнить с российским: в Швейцарии это 6,9 процента, в Новой Зеландии 9,6. В России реализуются проекты дуального образования, но они единичны и охватывают не более двух процентов студентов ссуз.

Проводятся разовые мероприятия по профориентации и обучению подростков на рабочих местах. Например, на днях ОМК организовала двухнедельную социальную практику для одиннадцатиклассников из города Чусового. Это, конечно, хорошо, но штучных акций недостаточно. Для достижения стабильных результатов необходимо улучшать условия для предпринимателей в сфере найма и обучения молодого поколения и, разумеется, заинтересовать работой непосредственно подростков.

Источник: prostooleh/Freepik

Дмитрий Давыдов предлагает внедрить несколько новаций, которые помогут вовлечь молодых людей в трудовые отношения и получить профессиональные навыки на рабочем месте.

Первое — снизить легальный возраст для вступления в трудовые отношения с 14 лет до 13 лет (с согласия родителей/опекунов) и с 16 лет до 15 лет для принятия самостоятельного решения. «Очень здравая мысль, — считает детский психолог Адель Бульдяева, — многие “дети” в этом возрасте ростом уже выше своих родителей и чувствуют себя взрослыми. Для повышения самоуверенности им нужно заняться делом. Нередко они очень хотят подзаработать, чтобы не просить у “предков” деньги на модный гаджет, а им отказывают в трудоустройстве: паспорта нет. Понижение минимального возраста могло бы задать новый и очень полезный тренд среди молодежи: не болтаться в каникулы по улицам, а зарабатывать на свои “хотелки”. А если говорить о совмещении учебы и работы, то чем раньше человек начнет трудиться, тем компетентнее специалист из него получится. Или, наоборот, он вовремя поймет, что выбрал не ту стезю».

Следующая мера — предоставлять компаниям, устраивающих на новые вакансии подростков и обучающих их на рабочем месте, субсидии в течение 6−12 месяцев при условии дальнейшего сохранения рабочего места или участия в социально значимом проекте. Благодаря господдержке предприниматели будут мотивированы брать новичка и растить из него грамотного специалиста.

Источник: senivpetro/Freepik

Также автор проекта «20 идей» считает необходимым освободить работающих подростков 13−18 лет от взносов по социальному страхованию, а также от всех налогов, если доход не превышает двойного размера МРОТ. Таким образом, благодаря льготам в совокупности с субсидиями за ученичество найм подростков станет привлекательней для работодателей. Не лишней станет и отмена жесткой нормы рабочих часов в день при совмещении учебы с трудом — здесь Дмитрий Давыдов предлагает оставить лишь общий недельный лимит в 24 часа и 35 часов, но только при условии соблюдения требований по обязательному образованию. При сегодняшних ограничениях работодатель не мотивирован вкладывать время и средства в обучение сотрудника, если он не может вовлечь его в полноценный рабочий процесс. В совокупности эти меры способны принести мультипликативный эффект: снижение безработицы среди молодежи, у которой теперь будет меньше времени на глупости, увеличится доля населения, вовлеченного в экономическую деятельность, улучшится производительность и качество работы, а у предпринимателей будет больше возможностей для поиска наиболее перспективных кадров для успешного развития бизнеса.

Все вложенные государством средства и усилия в итоге «отобьются» повышением конкурентоспособности экономики, инвестиционной привлекательности страны.

Эксперты в целом поддерживают предложения Дмитрия Давыдова. «Если такие меры будут приняты и будет поддержка от государства, то, конечно, безработица подростков будет снижена, и у работодателей будет интерес трудоустраивать их, — считает, ведущий юрист Европейской Юридической Службы Оксана Красовская. — Плюс подростки получат опыт, и им уже будет проще определиться с будущей профессией. Пока же работодатели не заинтересованы в официальном трудоустройстве несовершеннолетних, так требования законодательства такие, что проще взять взрослого».

Источник: drobotdean/Freepik

Юрист, эксперт по трудовому праву портала hh.ru Татьяна Нечаева привела такие данные. В мае этого года на hh.ru для поиска работы на лето выпускниками размещено около 250 тысяч резюме. Доля отказов работодателей на отклики молодых соискателей составила 16 процентов, за тот же период в прошлом году она была на уровне 13 процентов. «Субсидии предпринимателям стали бы большим шагом навстречу бизнесу в сложившейся экономической ситуации, такая поддержка была бы очень полезной», — уверена она.

«Сейчас для большинства работодателей привлечение подростков к работе носит временный характер, будь то простые задачи или квалифицированный труд, которому способствует интеллектуальный потенциал нашей молодежи. Государство должно вкладываться в тех работодателей, которые привлекают к работе детей. Абсолютно разумно предусматривать субсидии для таких работодателей, возможно, даже не на 6−12 месяцев, а намного дольше, с тем условием, чтобы за счет этих субсидий работодатели направляли ребят на обучение, на приобщение к труду, развитие», — комментирует председатель комиссии Общественной палаты РФ по социальной политике, трудовым отношениям и поддержке ветеранов Наталья Починок.

Пакет предложений Дмитрия Давыдова по трудоустройству подростков был направлен в Минтруд. Ведомство от имени замдиректора департамента оплаты труда, трудовых отношений и социального партнерства Татьяны Маленко и замдиректора департамента занятости населения и трудовой миграции Дениса Шамгунова на семи страницах рассказало автору портала 20idei.ru об усилиях государства по сокращению безработицы среди молодежи и привлечении несовершеннолетних к трудовой деятельности. В частности, о принятии долгосрочной программы содействия занятости молодежи до 2030 года. Целью документа является создание условий для реализации профессионального, трудового и предпринимательского потенциала молодежи в условиях трансформационных процессов на рынке труда. Но вот к предложению снизить минимальный возраст чиновники отнеслись отрицательно. По их разумению, «установленные Трудовым кодексом ограничения на трудоустройство лиц, не достигших возраста шестнадцати лет, направлены в первую очередь на охрану их здоровья и нравственности, предоставление им возможности получения образования, а также на реализацию требований международного права». Остальные предложения и вовсе остались без комментариев.

Источник: cookie_studio/Freepik

Никто не сомневается в том, что государство заинтересовано вовлечь подростков в трудовой процесс. Но реализация долгосрочной программы, по словам Дмитрия Давыдова направлена, в первую очередь, на увеличение трудоустройства среди выпускников вузов и колледжей. При этом трудоустройство подростков в возрасте 14−18 лет рассматривается только как временное или пробное. Тем временем акцент на создание благоприятных условий для вовлечения в трудовую деятельность именно этой категории молодежи может стать катализатором для достижения успешности программы. «Искусственно созданная государством производственная практика и временные рабочие места для подростков не позволяют понять, что значит держаться за рабочее место. Проблема молодежной безработицы заключается, в первую очередь, не в отсутствии образования или опыта, а в эмоциональной внутренней незрелости поколения, включая низкую мотивацию к труду и самодисциплине. Если же заинтересовать предпринимателей создавать специальные выделенные рабочие места для возраста 13−18 лет с обучением их в компаниях, то в естественной среде подростки вырастут гораздо быстрее и при этом могут совмещать работу с посещением образовательных учреждений», — уверен автор проекта «20 идей».

По его мнению, если программу содействия занятости молодежи расширить предлагаемыми мерами и одновременно смягчить законодательные ограничения, это создаст более благоприятную среду для адаптации подростков на рынке труда. Снижение легального возраста для вступления в трудовые отношения Дмитрий Давыдов четко мотивирует: «Согласно законодательству, возраст поступления в школу — 6,5 лет, и он может быть снижен по совместному решению родителей и руководства школы. Значит, в 15 лет некоторые подростки уже могут получить обязательное образование. Именно в этом возрасте подросток впервые сталкивается с проблемой выбора рода деятельности. Поставить его перед неминуемым выбором, но при этом ограничить в правах, не является последовательной практикой. Поэтому снижение на один год важно. Тем более, что рынку труда это даст больше кандидатов в этом возрастном сегменте, что усилит конкуренцию».

«Послабления в законодательстве относительно работы подростков в нормальных условиях труда (невредных и неопасных) считаю интересным решением, — поддерживает Дмитрия Давыдова карьерный консультант Наталья Кретова, — Сейчас законодательные ограничения отпугивают работодателей от взаимодействия с подростками, которые, могли бы быть задействованы в базовых специальностях. А если еще будут предоставляться субсидии, это станет дополнительным стимулом».

Источник: pressfoto/Freepik

«Трудовое законодательство в части подростков, безусловно, требует изменений и в части ограничений времени работы, и в части сложностей при оформлении самого трудового договора. Ведь, чтобы устроиться на работу, подростку до 14 лет нужно получить согласие не только родителя, но и опеки. А чтобы попасть в опеку, нужно записаться, дождаться получения согласия, ведь порядок выдачи устанавливается на муниципальном уровне, и сроки выдачи везде разные, 10−15 рабочих дней. За это время у несовершеннолетнего уже может пропасть желание работать, да и работодатель не будет ждать. Этот момент нужно как-то упростить», — говорит ведущий юрист ЕЮС Оксана Красовская.

Дмитрий Давыдов надеется, что причастные к проблеме подростковой безработицы государственные структуры прислушаются к его предложениям, и они будут приняты на законодательном уровне.


Источник: news.mail.ru
13:00
Нет комментариев. Ваш будет первым!