Пример HTML-страницы

Молодые и «зеленые»: что известно о движении Just Stop Oil

Молодые и «зеленые»: что известно о движении Just Stop Oil

Организации Just Stop Oil (JSO) меньше года, и работает она в одной-единственной стране. Тем не менее ее название известно повсеместно, а за ее действиями следят ведущие международные СМИ. По мнению экспертов, несмотря на почти тотальное осуждение ее акций даже идейными союзниками, действия организации могут в итоге оказаться успешными.

Весеннее обострение.

14 февраля 2022 года к воротам, закрывающим въезд на лондонскую Даунинг-стрит, улицу, на которой расположены официальные резиденции премьер-министра и министра финансов Великобритании, подошли выглядевшие вполне безвредно юноша и девушка. По их словам, они принесли «валентинку» Борису Джонсону. «Валентинка» была больше похожа на ультиматум. Говорилось в ней о любви не к тогдашнему премьер-министру, а к стране.

Никому не известная организация Just Stop Oil давала правительству месяц на то, чтобы публично и торжественно пообещать прекратить инвестировать в ископаемые виды топлива.

В противном случае организация обещала прибегнуть к «прямым действиям», чтобы «предотвратить наивысшее преступление против нашей страны, человечества и жизни на Земле». Газета The Guardian, оказавшаяся едва ли не единственной, кто осветил это событие, посчитала, что «прямые действия» будут направлены против объектов нефтяной инфраструктуры — АЗС, складов, нефтеперерабатывающих заводов.

Журналисты ошиблись, а милые молодые отправители «валентинки» и вовсе соврали. На один день, но соврали. Первое «прямое действие» активисты JSO устроили 13 марта. Мишенью стал не малопривлекательный склад или грязная АЗС, а здание, по праву считающееся жемчужиной Лондона, Королевский Альберт-холл, в котором в тот день проходила церемония вручения премий Британской академии кинематографического и телевизионного искусства (BAFTA).

Уже не двое, а десятка три молодых людей пытались прорваться если не в зал, то хотя бы на красную ковровую дорожку и предстать перед городом и миром в свитерах с красно-оранжевой надписью Just Stop Oil. Церемонию BAFTA освещали ведущие мировые СМИ. И вскоре весь мир обсуждал вопрос о том, откуда взялись эти странные молодые люди и чего же они на самом деле хотят.

Искусство как жертва

Корни JSO нашлись практически немедленно. Фронтменом организации выступал и выступает 21-летний Луи Маккечни, получивший известность еще в прошлом году своим участием в движении Insulate Britain, которое требовало от властей и населения принятия мер по энергосбережению и утеплению жилых домов и иных объектов.

Свои требования участники организации доносили до властей и общества перекрывая движение на крупных автодорогах. Деятельность активистов вызвала одинаковое недовольство как властей, так и простых граждан. Insulate Britain просуществовала недолго — меньше двух месяцев. Примерно столько времени ушло на то, чтобы идентифицировать участников группы, арестовать их, предъявить обвинения и отправить в тюрьму.

После освобождения Луи Маккечни, встретившись с журналистами, сообщил, что движению Insulate Britain пришел конец, но пообещал вернуться с новыми людьми и новыми идеями. И слово свое сдержал.

Как отмечают британские эксперты, если Insulate Britain привлекала в основном достаточно взрослых, если не сказать пожилых людей, то движение Just Stop Oil сугубо молодежное. В его рядах редко встретишь людей старше 25 лет. Отсюда — страсть к ярким и сенсационным акциям.

После успеха на церемонии вручения премий BAFTA участники JSO занялись другими событиями и объектами. Они действительно начали нападать на автозаправки, автосалоны, объекты нефтяной инфраструктуры по всей Британии. Они сорвали или попытались сорвать несколько футбольных матчей и британский Гран-при «Формулы-1». Но особое пристрастие весной и летом этого года участники JSO испытывали к произведениям искусства.

Активисты приклеивали себя к шедеврам Леонардо да Винчи и Джона Констебля и заливали томатным супом Винсента Ван Гога. Правда, делали это в щадящем для шедевров режиме.

Картину Констебля они завесили собственной вариацией на тему произведения великого английского художника, а из картин Ван Гога выбрали ту, что была закрыта защитным стеклом. Повезло и королю Карлу III: вместо того чтобы швырнуть торт в монарха, они проделали аналогичную операцию с его восковой копией в Музее мадам Тюссо.

Где деньги, Луи?

Летом эксперты, специализирующиеся на «зеленых», отметили и рост рекрутерской деятельности JSO. Открывались новые центры организации, проводились встречи с известными ее активистами и мастер-классы.

Разумеется, в значительной степени это объяснялось тем, что видео с самыми отчаянными выходками JSO немедленно тиражировались в социальных сетях. Но одними вирусными видео объяснить высокий уровень организации JSO невозможно. Необходимы деньги.

У JSO один крупный спонсор. Это американский Climate Emergency Fund — относительно молодая благотворительная организация, поддерживающая «зеленых» экстремалов.

Таких, как JSO. По словам одного из организаторов JSO, Миранды Уилихэн, Climate Emergency Fund передал организации около миллиона долларов и, кроме того, помогает с выплатами зарплат 40 штатных сотрудников организации.

Между тем фамилия ведущего спонсора фонда буквально кричит о «большой нефти». Эйлин Гетти — внучка того самого Пола Гетти, который создал Getty Oil.

Гадкие утята

Очевидная зависимость от нефтедолларов заставила многих традиционных борцов за экологию усомниться в благородстве намерений Луи Маккечни и его товарищей. После случившейся меньше месяца назад акции с «Подсолнухами» Ван Гога некоторые предположили, что движение организовано самим нефтяным лобби исключительно с целью дискредитации борцов с изменением климата.

Ведь не только действия активистов JSO, но даже пришедшая им в голову мысль о том, что томатный суп, вылитый на картину, написанную более 130 лет назад, может как-то остановить надвигающуюся экологическую катастрофу, свидетельствует не в их пользу.

Впрочем, у этой теории заговора есть обычный для подобных историй недостаток — совершенное отсутствие доказательств. А вот аргументы против этой версии убедительны.

JSO больше не скрывает, что буквально живет на деньги наследницы Гетти. Сама же наследница давно и плодотворно трудится на ниве борьбы с ископаемым топливом, называя это своим «моральным долгом».

Наконец, сами активисты JSO говорят, что не получают никакого удовольствия от своих действий.

Вспоминая о своем ставшем историческим выступлении на футбольном матче между «Эвертоном» и «Ньюкаслом», когда он прикрутил себя к воротам, на время прервав матч, Луис Маккечни говорит, что до сих пор помнит ненависть болельщиков, которую он физически ощущал на поле. Когда Луи уводила полиция, его пинали и плевали в него. Ему так часто угрожали убийством, что он удалился из всех социальных сетей.

«Я ненавижу это делать. Но единственный способ заставить их услышать и защитить будущее моего собственного поколения — сделаться для них источником такого раздражения, что это все просочится сквозь песок, в который они зарыли свои головы». Исследования в значительной степени подтверждают правоту JSO.

Негативная реакция на действия активистов оглушает. «Долбаные дебилы! Так не протестуют!» — откликнулась на суп, вылитый на «Подсолнухи» Ван Гога, теннисистка и известный борец за гражданские права Мартина Навратилова. Известная защитница природы Моника Арайа была чуть менее энергична: «Оставьте искусство в покое. На это печально смотреть!».

Правозащитные организации, обычно громко выражающие протест против действий полиции, совершенно игнорируют достаточно жесткую реакцию на выходки JSO. И это при том, что только за три недели осенних почти ежедневных акций JSO, по собственным данным организации, полиция осуществила 576 арестов. Ее сторонники арестовывались в общей сложности почти 2 тыс. раз, а семеро были отправлены в тюрьму.

По заветам суфражисток и «Черных пантер»

Практически все исследования свидетельствуют о том, что «экстремистские» протесты не находят поддержки. Тем не менее эксперты расходятся в том, что касается влияния экстремальных акций на общество. По данным канадского исследователя Мэтью Фейнберга, «экстремистские» протесты снижают общественную поддержку движений. А по мнению заведующего кафедрой когнитивной психологии Университета Бристоля Колина Дэвиса, такие акции наоборот скорее полезны, чем вредны.

Во-первых, неприязнь к «экстремистам» никак не влияет на отношение к самой проблеме. Во-вторых, наличие радикального крыла, как представляется, способствует росту поддержки более умеренных групп конкретного общественного движения, а это — при том, что относительно немногие люди становятся активистами или начинают всерьез участвовать в делах общественного движения, — безусловно, положительно. В-третьих, и, возможно, в-главных, подобные радикальные активисты и то внимание, которое они привлекают, поддерживают интерес общества к самой проблеме, осуществляя своего рода отбор тем для обсуждения в обществе.

«Это вовсе не означает, что (протесты.- “Ъ”) говорят людям, как именно им думать, но они оказывают влияние на то, о чем думать», — поясняет доктор Дэвис.

Два любимых примера сторонников этой точки зрения — движение суфражисток в Британии в конце XIX — начале XX века и движение за гражданские права в США.

Воинственно настроенные суфражистки вызывали в лучшем случае насмешки. Агрессивное движение «Черных пантер» в США вызывало ненависть.

Но и те и другие поддерживали принятие обществом мысли о том, что проблемы избирательного равенства полов (в Британии) и расового равенства (в США) требуют решения. По мнению современных исследователей, ровно такую же роль — но уже в сфере отказа от ископаемых видов топлива — играют хулиганы из Just Stop Oil.

Вячеслав Белаш

Еще больше интересного о людях



Источник: news.mail.ru
18:15
58
Нет комментариев. Ваш будет первым!